Геранёнский замок

     Поселение Геранены известно по письменным источникам с первой половины XV в. В 1403 г. им владел виленский воевода Монвид, а в 1433 г. — Сигизмунд Кейстутович. Великий князь литовский подарил Геранены вместе с Девенишками, Медниками и Тыкотином Яну Гаштольду. Несомненно, что поселение возникло намного раньше 1403 г., тем более, что в 1,5 км восточнее сегодняшних Геранен, известных в истории как «Геранены Мурованые», находятся «Старые Геранены» — нынешняяд. Субботники.

В 1493 г. король Александр подтвердил привилей на право владеть Гераненами Войцеху Гаштольду, который тогда был канцлером Великого княжества Литовского и виленским воеводой. Предполагается, что при нем на рубеже XV и XVI вв. и был построен местный замок.

    Гаштольды владели им до 1542 г., потом он перешел к королю Жигимонту I, а от него — к Жигимонту Августу. В XVII в. Гераненами владели Папы.

    Во время русско-польской войны 1654–1667 гг. замок был разрушен, но, видимо, довольно скоро его восстановили. Известно, что в 1670 г. князь Михаил Пац отдал Геранены вместе с Липнишками в государственное держание, а денежные доходы шли на развитие великокняжеской артиллерии.

    В начале XIX в. замок пустовал, а позже, в середине столетия, его начали разрушать, а камень использовать для различного строительства в Липнишках.

    Гераненский замок стоял на искусственной земляной насыпи. Его стены образовали квадрат 27Х27 м, на каждом углу которого стояли каменные башни. Стены были сложены в технике «полосатой кладки», т. е. ряды камней и кирпичей чередовались. Башни же облицевали кирпичом. Вероятно, завершение башен также было кирпичным.

    Фундаменты башен и стен сложены из больших валунов на извести, промежутки между ними заделаны большемерным кирпичом. Глубина заложения фундаментов одинакова. Это свидетельствует о том, что стены и башни строились одновременно.

Башни Гераненского замка имели цилиндрическую форму и диаметр 8 м. Стены двухметровой толщины сложены из камня и снаружи облицованы кирпичом в технике готической кладки: чередование ложков и тычков.

    Остатки северо-западной башни замка свидетельствуют о том, что она имела сводчатое перекрытие между двумя нижними этажами. Сохранился оконный проем нижнего этажа высотой в 1 м и шириной 0,6 м.

    У западной стены замка некогда стоял дворец, который возвели, очевидно, в конце XV в. Известно, что в 1565 г. он еще был деревянным, однако позже на его месте построили двухэтажное каменное строение, имевшее на каждом этаже несколько покоев, большую главную залу. Все окна дворца были обращены внутрь замкового двора. Островерхую черепичную крышу в центре венчала небольшая башенка с флюгером в виде аиста. По краям ее стояли на металлических стержнях жестяные звезды.

    Гераненский замок возводился в те времена, когда начала возрастать роль и значение артиллерии. Надеяться только на мощь замковых стен было уже небезопасно. Главная тяжесть обороны таких сооружений, ее акцент стал переноситься на внешние оборонительные линии, имевшие вид мощных земляных валов и глубоких рвов. Именно такая линия обороны из мощного 700-метрового земляного вала и рва защищала Гераненский замок. Вал достигал высоты 9—10 м, ширины в основании 15 м. В плане он напоминал вытянутый в длину прямоугольник с закругленными углами. У подножия вала, с внешней стороны, лежал оборонительный ров 4-метровой глубины и 15-метровой ширины. Весной, когда растаивал снег, и осенью, когда была пора дождей, ров наполнялся водой.

    С целью предупредить разрушение и сползание насыпи вала со стороны его внутреннего склона была сооружена каменная подпорная стенка толщиной 1,25 м и высотой 4,5 м. Позднее ее усилили контрфорсами. Идя по периметру вала, подпорная стенка на каждом углу переходила в 7-гранные башни-рондели, которые были главными огневыми пунктами вала. Толщина стен ронделя, являющегося прообразом будущих бастионов, равнялась 1,75 м. Ни размером кирпича, ни техникой исполнения кладка ронделей не отличается от подпорной стенки. Рондели имели, видимо, только два этажа. Причем нижний этаж высотой около 4,5 м целиком размещался в толще вала. Здесь хранились различные военные припасы и амуниция. Другой этаж начинался на уровне вершины вала и напоминал 7-гранный каменный бастион с периметром стен около 25 м. Перекрытие между этажами скорей всего делалось по балкам.

    Попадали на второй этаж по ступенькам кирпичной лестницы, которая начиналась от самого низа подпорной стенки на стыке со стеной ронделя.

    Значительная огневая сила концентрировалась и на самом валу, где могли стоять деревянные защитные стенки-брустверы. Ширина вершины вала позволяла размещать здесь как стрелков, так и артиллерийские орудия.

    Въездные замковые ворота прорезали нижний этаж юго-восточного ронделя, стены которого в сравнении с другими были сделаны более мощными — до 2,2 м толщиной. Попадали в ворота по деревянному мосту, переброшенному через оборонительный ров. Видимо, один пролет моста перед самыми воротами подымался цепями.

    Подступы к воротам надежно просматривались сверху и с соседних участков вала. Кроме того, справа от ворот вал имел бастионообразный выступ, стратегическое предназначение которого очевидно: он фланкировал огнем и мост, и ближние подступы к воротам. Это, так сказать, прообраз тех бастионов и бастионной системы укреплений, которые начнут широко применяться в Белоруссии в XVI и XVII вв.

    Не случайно, конечно, и размещение Гераненского каменного костела, возведенного в 1529 г. Обнесенный каменной стеной, он непосредственно примыкал к оборонительному рву перед воротами, являясь таким образом дополнительной преградой на пути к замку.

    С полным основанием можно сказать, что Гераненский замок является ярким образцом замкового строительства в Белоруссии на рубеже XV и XVI вв. Хотя здесь есть и элементы западноевропейской фортификации, все же более отчетливо выделяются местные военно-строительные традиции. Об этом свидетельствуют и материалы, и принцип сооружения вала, и каменный замок с четырьмя башнями, размещенный на искусственной насыпи, что было присуще белорусскому военному и церковно-цитадельному зодчеству того времени.

    Замок стал как бы связующим звеном между старыми местными приемами фортификации и бастионной системой укреплений, которая вскоре получит широкое распространение.

 Михаил Александрович Ткачев                                      

«Замки Беларуси»:  Беларусь; 2007

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now